Что самое важное для семьи?

Однажды я приволокла домой тяжелые сумки продуктов. Муж болел гриппом, и точно был дома. Я вошла в прихожую и кричу: «Возьми у меня сумкииии!» А он лежит, температура высокая, потеет под одеялом.

— Тебе вообще на меня плевать, да? — спрашивает муж очень зло.
Он не понимает, зачем дергать больного человека: просто сними сапоги и сама отнеси сумки на кухню. Я же стою в прихожей и чуть не плачу от обиды. Мужик с температурой, мне кажется, все равно мужик, и ничего страшного, если ты встанешь и поможешь жене донести сумки до кухни. Я ж не прошу рояль дотащить: это просто сумки, и одна минута.

Помню, что мы тогда сильно поссорились, ибо, у каждого была своя правда, и она была важнее мира в семье. Это было лет 14 назад, и отношения были на стадии отвоевывания своего пространства на территории семьи.

Потом муж учился водить первый автомобиль, чувствовал себя не уверенно, нервничал за рулем. Я пошла на какой-то концерт, и попросила меня встретить у ближайшего метро в девять вечера, после концерта. Метро — как ориентир.

В итоге концерт продлился до 22-30, и муж ждал меня два часа. Выйдя из зала, я поняла, что до метро отсюда далековато, и я на своих каблуках буду идти еще полчаса. Я позвонила мужу и стала объяснять, как ему за мной подъехать прямо к концертному залу. Тогда не было навигаторов, были карты, обычные, бумажные. Он не очень понимал, как и куда по ним ехать, он всего неделю за рулем без инструктора.

Муж стал злиться, что он и так ждет два часа, так еще куда-то надо ехать, и он сейчас потеряется, и точно нам не встретиться тогда, и лучше он еще подождет у метро, потому что это отличный ориентир, понятный обоим.

Я шла к метро, было темно, я на каблуках, натерла ногу и злилась на мужа за то, что он не сорвался ко мне и не поехал навстречу. А муж сидел за рулем и сердился на то, что женщины не знают, что хотят.

Помню, что мы тогда здорово поссорились. У каждого была своя правда, и она была важнее мира в семье.

Прошло много лет в браке.

Вчера вечером у меня сильно разболелась голова. Я выпила таблетку и легла под одеяло, потому что визги скачущих детей доставляли мне физическую боль. Но дети — это дети, и младшей всего два , и она не понимает, что «мама бо-бо «, и лезет играть и целоваться. Я аж стонала от того, как раскалывалась голова.

Я не поняла, как заснула. Оказывается, муж забрал детей и поволок гулять. На улице был дождь и неприятный ветер, но они честно прогуляли полтора часа. Когда они вернулись, я проснулась , и голова почти не болела.

Оказалось, что у муж тоже чувствовал себя плохо, траванулся чем-то, и его «мутило и крутило» , но он понимал, что кто-то из болеющих должен быть сильнее, чтобы дать другому выздороветь.

Можно было лечь и меряться уровнем боли и степенью несчастности, а можно было забрать детей и уйти в дождливую ночь на немилую, но спасительную для меня прогулку.

А неделю назад, когда он лежал с температурой, я то же самое сделала для него. То есть для себя, ведь его выздоровление — это мой приоритет.

Три года назад, я, глубоко беременная, вела свадьбу. Заказчики-молодожены хотели «только тебя», поэтому мой живот, который появлялся в зале раньше меня, их не смущал.

В день моего мероприятия у мужа был корпоратив и церемония награждения, на которой ему должны были вручать какую-то благодарность. Утром я гладила ему рубашку и долго подбирала галстук.

Вечером я прислала ему свою фотографию, где я нарядная, красивая, с мейком , рядом с молодоженами. Мол, полюбуйся, муж, какая я красотка, хоть и с животом.

— Ты что, на каблуках? — спросил муж. Он знал, что на последних стадиях беременности у меня отекают ноги и на каблуках особенно тяжело.

— Да, это же свадьба. Не могу же я в балетках и с капельницей магнезии вести торжественное мероприятие, — отвечаю я.

— А балетки с собой хотя бы? Или ты так и пришла, без сменки?

— Без сменки, — вздохнула я. Я вообще вот в таких бытовых делах не продуманная совсем. Забыла балетки.

Через два часа я увидела мужа, который бросил свой корпоратив, заехал домой за моими босоножками на плоской подошве, и привез мне. К тому моменту я практически взвыла на каблуках, и была страшно рада видеть мужа.

— А как же твоя награда? — спросила я, переобуваясь. Я переживала за мужа, что он из-за меня пропускает что-то важное для него.

— Вот моя награда, — пробурчал он и кивнул на мой живот.

Семья — это когда приоритеты расставлены в сторону партнера, и тебе самому от этого хорошо.

У каждого из нас по-прежнему своя правда, но мы ее больше не втолковываем друг другу, потому что быть счастливыми нам теперь важнее, чем быть правыми.

Автор: Ольга Савельева

Источник: liwli.ru

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяЧерная или белая: как не уничтожить себя завистью
Следующая статьяЖить не по силам
Загрузка...